Пропустить и перейти к основному содержанию

Время — жизнь

Европа

Было около 16:30, когда у Мишель появились первые симптомы. Она занималась перестановкой мебели, чтобы убраться в гостиной, и вдруг внезапно почувствовала себя плохо. Прислонившись к стене, она присела на корточки, чтобы собраться с силами. Когда она попыталась снова встать, тело не слушалось ее. Она попыталась позвать мужа на помощь, но у нее не получилось издать ни звука.

Муж Мишель обнаружил ее на полу и испугался, не зная что делать. Он позвонил дочери, которая сказала ему позвонить в скорую. Мишель поступила в больницу примерно в 17:20 в полубессознательном состоянии и по-прежнему не могла разговаривать и пошевелить правой рукой.

Любопытно, что никто в больнице не спешил, когда они ожидали осмотра врача. Возможно, это происходило потому, что казалось, что у Мишель ничего не болит, и она спокойно лежала на каталке скорой помощи в то время, как нужно было осмотреть более «серьезных» пациентов. Так прошло более 6 часов, пока медсестра не забеспокоилась, что симптомы не проходят, и не вызвала специалиста. Специалист направил ее на КТ-исследование, по результатам которого был диагностирован тяжелый инсульт. К тому времени было слишком поздно вводить тромболитические препараты, и было начато поддерживающее лечение.

Мишель провела следующий месяц в больнице, периодически попадая в ОИТ, а затем ее перевели в больницу по реабилитации после инсульта. Двумя месяцами позже семье пришлось поволноваться, поскольку врачи готовились удалить у нее трахеостому. До этого момента они пытались понять Мишель по губам, поскольку с трахеостомой она не могла разговаривать. После удаления трахеостомы они не могли сдержать свое разочарование, поскольку слова Мишель были в основном неразборчивыми. Логопед диагностировал у нее афазию Вернике: она могла бегло говорить, но слова были неосмысленными.

Теперь Мишель дома и ей стало немного лучше. Ей удалось восстановить контроль над опорожнением кишечника, но она по-прежнему носит подгузники для взрослых, просто на всякий случай. Она может ходить с некоторой помощью и начинает пользоваться правой рукой, чтобы причесать волосы, но речь у нее все еще сильно нарушена.

Несомненно сильнее всего инсульт оказал психологическое влияние на Мишель и ее семью. Мишель принимает два антидепрессанта, а также регулярно испытывает внезапные приступы депрессии, которые часто выражаются в виде плача или сильнейших вспышек гнева, направленных на любого, кто находится в этот момент рядом. Ее жизнь осталась в прошлом; тот человек, которым она была, — это уже далекое воспоминание.

Знакомые люди едва узнают ее сейчас. Мишель была энергичной женщиной, уважаемым учителем, женой, матерью и бабушкой. Сегодня сложно представить, что эта женщина раньше управляла окружающим с такой железной хваткой.

Остается много вопросов без ответов. Почему в больнице прошло столько времени, прежде чем стало понятно, что у нее инсульт? Какова была бы ее жизнь, если бы она раньше получила лечение?

Миссия «Angels» в повышении вероятности того, что пациенты с инсультом, такие как Мишель, после больницы будут вести привычную им жизнь. Необходимо на ранних сроках выявлять инсульт и лечить его как неотложное состояние. Лечение инсульта в организованной сети медицинских учреждений изменяет ситуацию к лучшему, и эта разница больше, чем мы можем себе представить.

Powered by Translations.com GlobalLink OneLink Software